Притча о слепых брейгель

Благостный пейзаж притча о слепых брейгель одного рода сочувствие. Трагическая предопределённость для слепых — другое. Задиристость — это у меня. Толерантность — у Брейгеля. Я считаю, что нельзя смешивать Барокко и Маньеризм. И поэтому многим плевать, смешивает притча о слепых брейгель кто-то или различает. Но, уверяю вас, скептики, что и барокко, и маньеризм в веках повторяются, в том числе и в наше время, и, чтоб разбираться в современности, полезно знать, что именно она из прошлого повторяет. А тогда мне надо — для вас же — жестко окорачивать смешивающего. Какой бы авторитет он ни был. Вообще, я — быть может, и зря — рассчитываю на заинтересованного и внимательного читателя. Расчёт на заинтересованного читателя позволяет мне снизить требования к себе. Я же люблю экспромты, внезапные скачки мыслей. У меня статья — поток сознания. За которым трудно следить постороннему. Но заинтересованный-то — вытерпит, я надеюсь. История искусства как история духа. Маньеризм притча о слепых брейгель и везде — это упование на сверхбудущее. Настоящее ТАК отвратительно для притча о слепых брейгель, что и будущее не станет лучше — только сверхбудущее. Это, согласитесь, экстремистское умонастроение. Стоик, вообще говоря, соответствует такой экстреме. Но что-то дёрнуло меня… Наверно, я раньше что-то про Монтеня читал. И я полез смотреть, правда ль, что он экстремист. И что ж я вижу? В ту же степь… Далее. Справедливость по отношению к жене состоит в том, чтобы относиться к ней если не с любовью, то хотя бы с уважением; к детям — чтобы заботиться об их здоровье и воспитании; к друзьям — чтобы отвечать дружбой на их дружбу. Первый долг человека по отношению к государству — уважение к существующему порядку. И тогда я вспомнил произведение, эпохальное для меня у него я заимствовал идею повторяемости больших стилей искусства в веках, а стили ж порождаются идеалами…. Но Монтень же, раз упоминается в связи с Брейгелем, жил до эпохи Барокко… 1533 — 1592… Это XVI век. Он мог предварять идеал Барокко… А тот идеал, по Якимовичу в двух словах : соединение несоединимого. Нечто, вроде, упоминавшейся золотой середины. Нет, вы чувствуете, притча о слепых брейгель Какими притча о слепых брейгель мы оперируем… Большими стилями… Вы узнали про Маньеризм: благое для большинства сверхбудущее… Про Барокко: соединение несоединимого… Вы ещё не начали гордиться собой? За то, что приобщаетесь к духовной элите… Или вам плевать? Вам интересна элита иная, не духовная?. Но вам же туда дороги нет, раз вы оказались моим читателем… Так вперёд. Как: хорошие книги печатали в СССР? Этот Якимович дал перспективу моей жизни — пройтись притча о слепых брейгель взглядом по всей истории искусства. Раз большие стили повторяются. Так Барокко или Маньеризм у Питера Брейгеля Старшего? Надо ж как-то поаккуратней с логикой… Или вам по-прежнему наплевать, читатель? И я зря притча о слепых брейгель выкаблучиваюсь? А вы не согласитесь, что аналогом исповедующих притча о слепых брейгель являются сейчас те редкие чудики, которые верят в конечное торжество коммунизма, пусть и не марксового, надеявшегося на неограниченный прогресс, а иного, понимающего, что такой прогресс сведёт всех в небытие из-за перепроизводства и перепотребления. А также, не согласитесь ли, что аналогом исповедующих соединение несоединимого являются сейчас более трезвые люди. Вы, например… Или вы ещё верите в неограниченный прогресс и всё. Человечество-де всегда выкручивалось и теперь выкрутится, ибо прогресс всемогущ. Вот то, из-за чего вообще сыр-бор я пытаюсь разжечь. Если это — про человечество, то про какое — относительно неограниченного прогресса? Про воинствующее, про размечтавшееся, или про трезвое? Ответ в том, к какому большому стилю относить Брейгеля: притча о слепых брейгель северному возрождению, к Маньеризму или к Барокко. А какова, собственно, библейская притча? Можно понять, например, так. То есть сын являет себя перед родителями притча о слепых брейгель душевным, не почитающим отца с матерью. Решили плевать и на ритуал, а не только на своего Бога иудейского, и перейти в христианство? Так видим ли страсти на лицах слепых? Видно, что они очень озабочены. Видно, что это — бедные люди. Их заботы о земном удаются. Они только не знают, что это-то их и свалит в яму. И у Матфея, и у Брейгеля слепые — это люди без Бога в сердце. По-сегодняшнему, безрелигиозному, — без высших интересов. И всего этого нет в наброске. Даже не известно, не почувствует ли первый своей палкой обрыв. Перо коричневым тоном, на притча о слепых брейгель бумаге. Я успел уже вас обидеть? Вы себя в хапающем жизнь прогрессисте не узнали? Ибо получилось, что Брейгель у меня такой же нетерпимый к материалистам-прогрессистам, как Христос. Можно исходить, что в нём — самая суть будущей картины нарисована, а можно — что негодная попытка. Предлагаю выбрать первое — самую суть. Тогда притча о слепых брейгель чём она? В том, что она антиевангельская: совсем не известно, упадут слепые или нет. Первый — с палкой же. Чтоб заменяли, хоть отчасти, глаза. Чтоб ощупывать предстоящий путь. И почему б первому слепому не нащупать обрыв и не предупредить товарищей? Антиевангельский посыл вполне ожидаем от Брейгеля, современника ужасающей войны Реформации с Контрреформацией. Мыслимо подумать, что ему стала противна и война, и то, из-за чего она ведётся. Для негативно к религиозной войне относящегося вполне естественно не углубляться, как углубился у Матфея Иисус. Это, впрочем, слово экстремистское, маньеристское. А если хотеть понимать Брейгеля не экстремистски… Тут, читатель, меня озарило. И мне жалко вам, неподготовленному, моё озарение рассказывать так сразу. Оно и меня-то посетило, чего доброго, из-за многолетней практики применения одной теории о том, что такое художественность. Вы изумитесь, может: какая, к чёрту, теория про художественность! Всем-де нравится или не нравится картина без знания какой бы то ни было теории. А мораль басни — за Муравья… Он много-премного таких фактов противоречия обнаружил в самых знаменитых произведениях искусства. И открыл, что столкновение противочувствий рождает третье чувство. Трагическая предопределённость для слепых — другое. Вынесенное аж в заглавие статьи. Нет, мой снисходительный читатель. Я вас не обманул, что меня озарило во время писания 14-й выше этой строки. Притча о слепых брейгель я не впервой подхожу к Брейгелю и по другим картинам вывел, что он пришёл в итоге к толерантности. А без неё нельзя ничего рассуждать о картине. Она ж может оказаться нетипичной для автора, неудачной… Притча о слепых брейгель — превыше всего. Я как, извиняюсь, Антей, который силу черпал, прикасаясь к матери-земле. Вы не заскучали, читатель? А впереди же ждёт новое занудство: проверка, действительно ли противоречивы пейзаж и люди друг другу… Понимаете… Я вас заманил в научную деятельность. А в науке — недоверие на каждом шагу. Если б большинство выходило из школы с навыком научного подхода к литературе, - что не мешает непосредственности восприятия, потому что развёртывается после восприятия, - так стали б, наверно, невозможны информационные войны. Притча о слепых брейгель Катаре, притча о слепых брейгель, построили из фанеры макет дворца Каддафи, чтоб показать по телевизору, как повстанцы в него ворвались, чтоб деморализовать реальных сторонников Каддафи. Или посмотритепритча о слепых брейгель чего в Ливии начиналось: мол, с бомбёжки демонстрации протеста. Иной житель Львова уверен, что жилые кварталы Донецка обстреливают из гаубиц ополченцы. Чтоб свалить на нацгвардию. А чуть не весь Запад до расследования знает, что малайский самолёт сбили тоже они. Для того литературу в школе и гнобят теперь, чтоб получить приспособленный к оболваниванию электорат. Такова, увы, демократия нынешняя. Но — к картине. Поверьте также, что работу Дворжака о Брейгеле я не читал от начала до конца, а просто наткнулся на одно предложение, вызвавшее мой протест, и с этого началась эта статья и попутное чтение Дворжака. Всё — по наитию. Я никогда не составляю план статьи… Почти всегда это — стенографирование потока сознания. Пейзаж… же… спокойствие линий… идиллическо-поэтическое настроение. То есть, внимательный мой читатель, то, что притча о слепых брейгель моё возмущение и побудило начать эту статью, было пустяком. Как мне с вами дальше общаться? Но если вы проглотили этот мой промах, то готовьтесь проглатывать и другие неочевидные для вас вещи. А вот почему диагональ трагическая? Что делают обычно искусствоведы? Сами возбуждаются, и это передаётся их словам. От слов — к читателям или слушателям. И… У слов вообще, еще с момента происхождения человечества, есть внушающая сила. Слово в момент своего происхождения было само по себе экстраординарностью среди природных шумов. И из-за его колоссальной внушающей силы не каждое можно было поизносить. Слышали, может, в иных религиях эхо этого сохранилось. Например, нельзя произносить имя бога… Это трудно представить — внушающую силу слова. Ещё труднее представить ошеломляющее влияние прямой линии. Её первый раз, и неоднократно, нарисовали 75 тысяч лет назад. И связано это было тоже со становлением притча о слепых брейгель. Ошеломляла прямая линия кого? И можно было спасти своего ребёнка, которого внушатель велел убить для съедения стадом. Велел притча о слепых брейгель предсловом или необычнейшим звуком или их чередованием. Предслово вводило в ступор. А самому его произносить было нельзя. Зато можно было внушателю молча показать прямую линию. И теперь уже он впадал в ступор… С тех пор линии, любые, такого кардинального влияния на человечество не оказывали. И теперь вам трудно представить, что диагональ — трагическая. И надо как-то согласиться, что чем-то можно выразить что-то. Впрочем, все это знают. Так я, не желая внушать, скажу, что диагональ в композицию ввёл Корреджо, художник Притча о слепых брейгель Возрождения. Высокое Возрождение было ж в оппозиции к Раннему Возрождению. Притча о слепых брейгель норовило голого человека показать. Такой был порыв: от заоблачного — к земному. И надо было чем-то осадить этот порыв. И в контраст принятой композиции с помощью притча о слепых брейгель дальний, средний, ближний — статуарной композиции, диагональ воспринималась как образ движения. Движение, понималось так, раздвигало раму. Ну всего я всё равно не объясню… В общем, трагическое вниз движение отвергание Гармонии Возрождения Маньеризмом в столкновении с идиллическим даёт третье как Терпимость. Брейгель — его первый вестник. Желающего не согласиться, правда, не убедишь… Это как, опять же, в информационной войне. Вы видели, чтоб кто-то из одного лагеря убедил кого-то из другого лагеря? Я всерьёз думаю, что да. У Брейгеля не где-нибудь, а по плотине идут слепые. Да ещё по поворачивающей. А свалиться с неё — смерть. Опускающаяся плотина насильственно перерезает неподвижные горизонтали пейзажа, отчего возникает контрастное столкновение. В противовес тишине деревенской идиллии плотина означает пространственное движение, начало и конец которого мы только подозреваем, но не можем обозреть. Мы воспринимаем только направление движения: оно идет над сельским микрокосмом, разрывает его границы и противится прежним приемам строить пространство картины плоскими планами. Притча о слепых брейгель косое движение не указывает глазу зрителя пути к задуманному где-либо выше формальному и сюжетному центру, как у Корреджо и его последователей: оно представляет только направление, только движение в пространстве, над которым находится зритель, и оно ведет вниз от нормального уровня жизни. Все это было бы менее ясно, если бы потрясающая процессия слепых не находилась в полном соответствии с притча о слепых брейгель напряжением пространственного построения. Только благодаря этому нашему сознанию становится вполне ясно ее драматическое содержание. С возвышения, которое подчеркнуто острыми крышами двух крестьянских домов в верхнем левом углу картины, спускаются по плотине слепые. Последние из них движутся еще в привычном темпе, вертикально, медленно, шаг за шагом, как автоматы. Они еще не знают, что случилось впереди. Плотина делает поворот, вожак этого не замечает и падает через притча о слепых брейгель в углубление, которое в правом нижнем углу образует контрапост подымающимся крышам домов в левом углу. Между этими двумя полюсами и развертывается теперь трагическая судьба. Слепые, связанные друг с другом руками, притча о слепых брейгель на плечи, и шестами, образуют цепь, которая внезапно, благодаря тому, что вожак оступился, натягивается с большою силою. Следствием является жуткое, быстрое нарастание падающего движения. Обе средние фигуры уже готовы упасть, и механическое шагание вперед превращается у них в неуверенное спотыкание; слепой сзади вожака падает, а там, дальше, пропасть поглощает уже и вожака. Чувствуете, внушение и внушение негативных эмоций. Это потому что Дворжак мыслит Брейгеля маньеристом — нечто просто ужасное, без благого для всех сверхбудущего. И… Тут новый камень преткновения. Я, оказывается, Маньеризм понимаю не так, как Дворжак, не только как гибель Возрождения и всё, и полный конец. До Дворжака не доходит, что отрицательная эмоция для того и даётся, что предполагает какую-то положительную, сверхотрицательная — сверхположительную или благую в сверхбудущем. Но это, притча о слепых брейгель, да, я понимаю… Это уже сверх ваших сил. Сверхбудущее… И притча о слепых брейгель кончаю. Впервые опубликовано по адресу art-otkrytie narod.

См. также